Страшная дача

Прошлым летом мы с мужем очень дешево сняли дачу в полусотне километров от города. Небольшая цена объяснялась полной заброшенностью участка и ветхостью строений на нем. Хозяйка — совсем молоденькая девушка Катя, на которую мы вышли по объявлению, — казалось, была рада получить хоть какие-нибудь деньги за эксплуатацию своей недвижимости. Похоже, что ей в одиночку было не потянуть внезапно свалившееся наследство, и она намекнула нам, что если дача нам понравится, можно сговориться и о ее приобретении.

Мой муж — человек рукастый, поэтому сразу взялся за благоустройство нашего домишки и прилегающей к нему территории. Помню, как-то Виталий позвал меня к заросшей травой границе и показал на ряд аккуратных холмиков. На некоторых из них сохранились воткнутые деревянные кресты. Первая мысль, которая напрашивалась при этой картине, — захороненные младенцы.

Мне стало как-то не по себе — захотелось срочно уехать из этого места. Но я все-таки решила во всем разобраться и позвонила по мобильному Кате. Та сильно перепугалась, но смогла объяснить, что это, наверное, захоронение домашних животных, которые были у ее бабушки — прежней владелицы участка. На следующий день Катя приехала, чтобы самой на все посмотреть. Взяла металлический совок и раскопала одну могилку — по виду, самую свежую. Там лежал скелетик с хвостом — скорее всего, кошачий. На душе немного полегчало, но все равно, как говорится, осадочек остался.

Мы пригласили Катю попить чаю, и она рассказала нам о своей бабушке — Прасковье Тихоновне. По ее словам, старушка отличалась крутым нравом и перессорилась со всеми родственниками. В результате в глубокой старости ей пришлось самой о себе заботиться, но она до последнего жила на даче. После этого Катя, краснея от смущения, сообщила нам, что в этом доме бабушка и скончалась. Труп пролежал целую зиму, пока его весной не обнаружили соседи. Один из них после испытанного шока до сих пор лечится в психиатрической клинике.

Хотелось, конечно, сказать девушке «пару ласковых» за то, что нас заранее не предупредила обо всем. Может быть, мы бы и не стали снимать эту дачу, но Катя выглядела такой жалкой, что я сдержалась.

Хозяйка уехала, а мы с мужем посоветовались и решили все-таки дожить здесь сезон. Но только ту комнату, где когда-то лежал труп, мы заколотили, а траву вокруг могилок в радиусе двух метров так и оставили нескошенной.

Прошло два дня, наступило полнолуние, и ночью стало очень тревожно на душе. Лунный свет струился прямо в окна, и даже занавески от него не спасали. Я кое-как заснула и увидела во сне пожилую женщину, я бы даже сказала, глубокую старуху. Она сказала, глядя на меня злобными глазками: «Зачем же вы, касатики, потревожили могилку моего Васьки? Он теперь недоволен, вот оцарапал меня…» И бабка показала мне руку с яркими полосами, на которых выступила кровь. После этого Прасковья Тихоновна — кто же это еще мог быть? — мелко захихикала и растворилась в воздухе.

В ужасе я очнулась и услышала, как Виталий стонет во сне. Потрясла его за плечи — он вскрикнул и открыл глаза.

— Старуха снилась, угрожала мне из-за какого-то Васьки, — прошептал муж.

— Мне тоже! Давай завтра уедем отсюда!

— Нет, поехали сейчас. Пойду готовить машину, а ты собирай вещи.

Включив свет во всем доме, я стала быстро паковать сумки. Когда мы в последний раз прошли по коридору, таща на улицу свои баулы, я заметила, что заколоченная дверь в комнату бабки приоткрыта. «Все, больше я сюда ни ногой», — думала я всю дорогу до города. Виталий был со мной полностью согласен.

Внимание! У вас нет прав для просмотра скрытого текста.

Автор: -
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий
Приветствую всех пользователей и Добро Пожаловать на сайт!
Карта
rss
Карта