ru   en   Туристический блог  
Подать заявку в свободной форме
Добро пожаловать, Гость   |   Войти  
 
   

Экс-пресс-секретарь Марины Порошенко: Между первыми леди в Украине больше преемственности, чем между президентами

Опубликовано: 09.06.2020

К годовщине инаугурации Владимира Зеленского украинские СМИ написали достаточно много материалов с аналитикой. И мало кто резюмировал итоги пребывания Елены Зеленской в статусе первой леди. Обсудить жизнь жен президентов и нюансы работы с ними "КП" в Украине" решила с Инной Битюк, которая была пресс-секретарем Марины Порошенко. Особенно интересен этот разговор в свете того, что в день его публикации Владимир Зеленский предложил официально закрепить статус первой леди.

Официально должность Битюк звучала как "главный консультант Главного департамента информационной политики Администрации президента". На практике это означало "пресс-секретарь". Инна Битюк закончила Сумской государственный университет. На сайте кафедры журналистики и филологии о ней гордо пишут: "Она та, кого еще не один десяток лет будут ставить в пример". Как выпускница регионального университета стала пресс-секретарем Марины Порошенко – в нашем большом интервью. 

Как попасть на работу к первой леди

- Можете ли вы говорить о своей работе с Мариной Порошенко? Не подписывали соглашений о неразглашении?

- Каких-то табу у меня нет. Все, что я могу говорить, скажу. Я могу рассказывать о своих впечатлениях и работе, за человека отвечать не могу.

- Сейчас вы работаете с Мариной Порошенко?

- Мы не работаем, но поддерживаем дружеские отношения.

- Как и когда закончилось ваше сотрудничество?

- Закончилось неожиданно для нас двоих. Это случилось во время моего отпуска, я взяла его для одного международного проекта, связанного с медиа-поддержкой. Это было уже после президентских и парламентских выборов. Проект позволил мне заработать деньги и зарегистрировать свое медиа (сайт BitukMedia, - Авт.). Мы с Мариной Анатольевной поговорили, что если нужна будет моя помощь в качестве пресс-секретаря (она может обращаться, - Авт.). Мега активности и необходимости в полноценном пресс-секретаре (сейчас) нет. Не могу сказать, что мы часто общаемся, но по случаю праздников можем созвониться. Есть свои памятные даты, традиции.

- Помимо вас, у Марины Порошенко была помощница Наталья Бутенко. Как вы распределяли обязанности?

- Она до сих пор является помощником Марины Порошенко. Эти должности близкие, но не идентичные. Пресс-секретарь отвечает за публичность, информационное сопровождение. Помощник - тот человек, который организовывает тайм-менеджмент первого лица. А учитывая то, что у Марины Порошенко было ограниченное количество людей - собственно я и Наташа - вопросов было очень много, было четкое разделение обязанностей.

- Вы пришли на должность пресс-секретаря или главного консультанта Главного департамента информационной политики Администрации президента? А потом уже вас попросили помогать первой леди?

- Я пришла работать с Мариной Порошенко. Начала с сентября 2015 года. Потом подавалась на конкурс, проходила экзамен: сдавала английский язык, проходила собеседование. И уже в феврале-марте 2016-го мы начали (официально) работать.

- Как вы попали на эту работу?

- Со мной в Верховной Раде работала коллега, автор всеукраинского проекта "Місто професій", куда дети могут прийти с родителями и понять, что им близко. Этот проект проходил под патронатом первой леди. Когда моя коллега пришла говорить о патронате на второй год (президентства Петра Порошенко, - Авт.), Марина Порошенко активно искала пресс-секретаря. Мне позвонила Таня и спросила, могу ли я прислать свое резюме - я не знала, куда его отправляю. Когда меня пригласили на собеседование, я, конечно, была ошарашена. В среду мы провели собеседование, а в пятницу я вышла на работу.

- А как вы оказались в Верховной Раде?

- После Майдана я работала с межфракционным объединением, в которое входили депутаты, которые впервые были избраны. Организовывала подход к прессе, брифинги на телеканале "Рада", то есть информационное сопровождение. Я не была трудоустроена в Раде, эта была работа на уровне сотрудника PR-агентства.

- О чем Марина Анатольевна вас спрашивала на собеседовании?

- Для нее было важно понимать, как я вижу образ первой леди, потому что пресс-секретарь - это и пиарщик. Я серьезно готовилась, перечитывала про деятельность первых леди: европейских, американских, стран СНГ. Это была для меня работа мечты. Я даже родителям не рассказывала, думала, поработаю сначала. Я шла с работы и думала: ну чего еще можно желать, когда ты молодой и хочется развивать карьеру?

- Правильно ли я понимаю, что у вас уже был опыт работы спикером в вашем родном сумском университете?

- В моей трудовой книжке никогда не была записана должность "пресс-секретарь". В государственных структурах есть только понятие пресс-секретарь президента. В университете я была пресс-секретарем ректора, но моя должность называлась "начальник отдела информационно-рекламной деятельности". Я три года проработала.

- Можете описать график работы пресс-секретаря первой леди? Наверняка, он был ненормированный.

- Могли возвращаться из командировок в 3-4 часа ночи. У меня даже есть фотографии, где легкий рассвет и мы идем на самолет… Фотограф уловил момент. И людей у нас было мало, не было на кого переложить обязанности. С другой стороны, мы с помощницей могли хоть как-то поменяться, а первая леди не могла, должна выдерживать темп и график. Вдохновляло, что выкладываются все. Я, в том числе, занималась вопросами информационного сопровождения Петра Порошенко. Сказать, что я занималась только Мариной Порошенко, нельзя. Я писала пресс-релизы, ведь жена президента ездит на мероприятия и с ним в том числе, мы проводили "офф рекордсы" для прессы. В любом случае, у них одна фамилия на двоих.

Экс-пресс-секретарь Марины Порошенко: Между первыми леди в Украине больше преемственности, чем между президентами
"Мы возвращались из командировок в 3-4 часа ночи". Фото: личный архив

- Вы относились к госслужащим категории В. У вас был допуск к какой-то секретной информации или государственной тайне?

- Нет. На самом деле, позиция главного консультанта – одна из самых низших, которая может быть в Администрации президента.

- Сотрудничали ли вы с командой президента, чтобы проработать единую позицию? Например, когда СМИ обсуждали выход Марины Порошенко с крокодиловой сумкой или выбор телеканала "Украина" для трансляции зарядки с первой леди?

- Офис Марины Порошенко всегда воспринимался как самостоятельная единица. Мы могли участвовать в подготовке каких-то визитов в регионы первого лица. Единую позицию не обсуждали, потому что, по моим впечатлениям, для семьи Порошенко на первом месте была правда. Говорили так, как есть. Та же фотография сумки, она была размещена на официальном сайте президента. Если вы думаете, что собирался мега-большой мозговой центр, который решал, что делать, то это не так.

История с зарядкой на телеканале "Украина" проста. Петр Алексеевич и вся Администрация президента узнали об этом проекте, когда уже крутился анонс. А вы понимаете, что тогда все программы уже отсняли. Это была ее идея, достаточно спонтанная. У нас в офисе были одни девочки, все занимались спортом, могли обсуждать какие-то упражнения, и первая леди занималась спортом всегда. В какой-то момент она озвучила идею в шуточной форме: а почему бы и нет. Как пресс-секретарь, я посмотрела по рейтингам телеканалов. Мы предложили, и они (телеканал "Украина, - Авт.) согласились. Это было на уровне меня, как пресс-секретаря, и шеф-редакторов. Когда все начали писать о сговоре между двумя известными людьми (имеется в виду Петр Порошенко и Ринат Ахметов - владелец холдинга, в который входит ТРК "Украина", - Авт.) – это было для всех неожиданно. Мы прогнозировали, что, возможно начнется (обсуждаться, - Авт.), насколько она правильно-неправильно делает упражнения, но что станут притягивать политику, мы не ожидали. У нас все телеканалы принадлежат кому-то, менялась бы только фамилия (от выбора другого телеканала, - Авт.).

- То есть Марина Порошенко в своей деятельности была самостоятельна?

- Абсолютно. Она самостоятельный игрок и сама определяла, чего хочет.

- Первая леди тяжело воспринимала критику?

- Я бы сказала, конструктивно. Можно много начитаться о себе, что не соответствует действительности. Это была человеческая реакция на что-то хорошее или плохое. Особенно неприятно, когда о тебе говорят незаслуженно плохо.

- А сейчас вы следите за Мариной Порошенко?

- Да, конечно, естественно. Какие-то проекты, которые она ведет сейчас, мы в том числе освещаем и у нас на сайте. Это не значит, что мы кого-то хвалим.

- Когда Марина Порошенко была первой леди, это был позитивный образ, особенно в начале. Сейчас не очень простое положение из-за допросов супруга. Согласились бы работать с ней как с женой оппозиционера?

- Да, конечно. На самом деле, я бы продолжала с ней работать, если бы наши пути не разошлись. Это не зависело от того, что ее каденция закончилась. Так совпало, что на тот момент у меня была возможность начать свое дело. Я даже не знала, как с ней об этом поговорить. Я уволилась из Администрации президента после каденции Петра Порошенко. Это была моя первая госслужба. Я пришла с этим человеком, с ним и ухожу.

Какой видит Елену Зеленскую команда предшественницы

- Следите за Еленой Зеленской?

- Конечно. Мне кажется, что Марина Порошенко статус первой леди в Украине подняла очень сильно. Не скажу, что мне интересна Елена Зеленская, мне интересен сам статус первой леди, насколько соблюдается уровень. Я подписалась на ее страницы, интересно, как после тебя работает другая команда.

- Ее команду знаете? Как вам их работа?

- Мне называли фамилии, но я их не знаю, цели познакомиться нет. Зная, как может работать Офис первой леди, могу сказать, что они не дорабатывают, не используют весь потенциал супруги президента. В их оправдание могу сказать, что первый год первая леди в поиске себя, как себя позиционировать, каким проектом заниматься. Свой проект по инклюзивному образованию Марина Порошенко придумала уже на втором году, полтора года где-то прошло. Проект Мелании Трамп "Be Best" тоже родился ближе ко второму году президентства. Наверное, это естественный процесс, человеку нужно привыкнуть к новому статусу. Но у нас между первыми леди произошло больше преемственности, чем между президентами. Елена Зеленская продолжает тему инклюзивности, безбарьерности. С другой стороны, пока она выглядит неестественно в своих проектах. Видно, что их ей предлагают, а она пробует.

1 сентября 2015 года мы были с визитом в белоцерковской инклюзивной школе. Марина Порошенко увидела этих детей, пообщалась с учителями, и поняла, что хочет этим заниматься. Многие медийные персоны говорили, что это неблагодарная тема, возьмите гендер, еще что-то, но она загорелась.

- Елена Зеленская не раз говорила, что не в восторге от того, что муж пошел в президенты…

- Марина Порошенко до президентства тоже была непубличным человеком, и для нее, я думаю, эта атмосфера была более непривычна, чем для Зеленской. Посмотрите на Меланию Трамп, Бриджит Макрон - ни одна первая леди, думаю, не скажет, что она бы хотела президентства мужа… Это изнурительный труд, ты спишь по 3-4 часа, это мега-ответственность, это работа, а не просто статус. Марина Порошенко понимала, что должна подставить плечо мужу. Если между Владимиром и Еленой Зеленскими есть взаимопонимание, любовь и поддержка, у нее нет другого выбора, как идеально выполнять роль первой леди.

- То есть ваш основной совет Елене Зеленской - выбрать проект по душе и двигаться в одном направлении?

- У нее может два-три проекта, но она должна четко понимать, о чем они, и что они приносят пользу людям, а значит, имеют смысл. Иначе мы просто будем знать, что у нашего президента есть жена.

- А у жены президента есть право не быть публичной?

- Мне кажется, все зависит от взаимоотношений в семье. В Украине нет официального статуса первой леди, как в Америке, например (в день выхода этого интервью "УП" опубликовала разговор с Зеленским о его супруге. Президент предложил законодательно закрепить статус первой леди и ее обязанности. Зеленский считает, что люди несправедливо критикуют Елену, так как многое она делает непублично, - Авт.). Мы просто копируем, что есть в других странах. В нашей стране это желание жены помогать мужу еще и в социальной сфере. В Азербайджане первая леди стала вице-президентом, но это другая культура. У нас пока это энтузиазм. Если первая леди понимает, что не может чего-то дать, тогда ее функция, наверное, просто заключается в сопровождении президента в официальных делегациях.

- Если в Украине нет официального статуса первой леди, то кто финансирует ее деятельность?

- Проект Марины Порошенко по инклюзивному образованию – Фонд Порошенко. Также была государственная программа, подписывали меморандум о сотрудничестве с министерством образования и науки. Марина Порошенко пыталась делать проект на государственном уровне, мы вносили изменения в законодательство, потому что личная программа может существовать до тех пор, пока ты ей занимаешься.

Экс-пресс-секретарь Марины Порошенко: Между первыми леди в Украине больше преемственности, чем между президентами
"В Украине нет официального статуса первой леди. Мы просто копируем, что есть в других странах". Фото: личный архив

- Помощница Марины Порошенко Наталья Бутенко однажды раскритиковала стиль Елены Зеленской. А вам как?

- Насколько я знаю, с Еленой Зеленской работают дизайнеры. У Марины Порошенко отдельного стилиста не было, она сама подбирала образы. Перед визитом в какую-то страну могла ознакомиться, что можно по протоколу, что нельзя. Как правило, в пригласительных оговаривается стиль. Единственное, ко Дню Независимости она всегда шила себе наряд. Как правило, отдавала предпочтение украинским дизайнерам в украинском стиле. В остальных визитах она сама была стилистом, у нее прекрасное чувство вкуса и стиля, замечаний к ее внешнему виду не было (это не совсем так, например, почитайте, как оценил один из образов Марины Порошенко дизайнер Андре Тан, - Авт.).

Не раз я слышала, что дизайнеры считают, что при данных Елены Зеленской она выглядит нелепо. Она могла бы подчеркивать свои сильные стороны, но почему-то она этого не делает. Мне бы от нее хотелось больше элегантности. У Марины Порошенко джинсы тоже были любимой формой одежды, но, когда ты в определенном статусе, есть вещи, которые ты себе не можешь позволить. Я понимаю, что Зеленская очень любит кроссовки, но необязательно надевать 10-сантиметровую шпильку, это может быть аккуратная обувь без каблука. Первой леди нужно привыкнуть, что сейчас ее рассматривают под лупой.

- Вы сказали, что у Марины Порошенко не было стилиста. А визажист?

- Был визажист. Да у любой звезды есть визажист, сейчас это не какая-то мегароскошь.

- А к вашему внешнему виду были требования?

- Это должен был быть опрятный внешний вид. Каких-то жестких требований не было. Это больше вопрос воспитания и этики. Я понимала, что на мероприятиях могу быть рядом, а у Марины Порошенко всегда был каблук, не всегда высокий. Я не могла позволить себе надеть кроссовки. Публичные мероприятия первой леди длятся не так долго – один-два часа.

- А ваш стиль изменился за время работы с первой леди?

- У меня появилось больше классических вещей. Я стала реже носить джинсы, потому что было не очень много выходных. Иногда суббота или воскресенье. Кроссовки я могла себе позволить только когда ходила заниматься спортом. Могли быть балетки, чтобы было удобно "бегать" по работе. Но когда было публичное мероприятие - обязательно туфли.

О семье экс-президента и обязанностях детей

- Вы работали с обоими супругами Порошенко. И судя по тому, что вы говорите, они вам очень симпатичны. Почему?

- Мне нравится, что они любят друг друга, их взаимопонимание. Я неоднократно говорила Марине Порошенко, что хотела бы, чтобы моя семья, которую я создаю, была очень похожа на их. Это трепетное отношение, хотя люди прожили вместе почти 40 лет. Супруги Порошенко возраста моих родителей, но без камер они так же держатся за руки. Если мы думаем, что это наиграно, то, наоборот, фотограф ловил этот момент. Петр Алексеевич всегда был для Марины Анатольевны примером.

Мне нравится, как у них воспитаны дети. С ними приятно поговорить на разные темы. Они воспитывались в гораздо более строгой форме, чем мои подруги и друзья. И у них огромное уважение к родителям. Они достаточно взрослые и могли бы сказать "нет", если речь идет о публичных мероприятиях, но они понимали, что это важно для родителей.

- После посещения концерта российского рэпера создается впечатление, что сейчас младший сын создает Петру Алексеевичу некоторые проблемы.

- На тот момент мы уже не работали вместе, так что мне сложно что-то сказать по этому поводу. Но младшие дети, в том числе Михаил, были более задействованы в официальных мероприятиях, чем Алексей.

- У вас сложилось впечатление, что дети экс-президента с удовольствием принимали в этом участие?

- Не могу сказать, что с удовольствием. Они с ответственностью подходили к этому. Понимали, что это важно и нужно делать. У меня это вызывало уважение. Я не знаю, как я бы реагировала, если бы мы поменялись местами и мне бы говорили: "Надо".

- Летом 2019 года младший сын Порошенко не смог пообщаться с журналистами на украинском языке. Дети в семье экс-президента действительно в быту предпочитают разговаривать на русском?

- Не знаю, как в семье, не знаю, как они общаются дома. Дети прекрасно владеют английским и испанским. В Офисе Марины Порошенко все четыре года мы разговаривали исключительно на украинском языке. Она активно учила язык, читала украинские книги.

- На начало каденции она не совсем хорошо его знала?

- Я познакомилась с ней, когда был второй год ее каденции. Для нее было важно хорошо говорить на украинском языке. Она занималась грамматикой, чтобы чувствовать его.

- Петр Алексеевич сейчас сильно похудел. А во время его президентства были такие попытки, не слышали?

- Не присутствовала (при подобных разговорах, - Авт.) Если у первой леди был сумасшедший график, то у президента он была в разы плотнее. Я не знаю, общались ли (об этом) дома, но в том сумасшедшем ритме дай боже, чтобы у человека находилось время поесть.

- Какой информационный повод вы назвали бы самым сложным за время работы? Что было нелегко "загасить" или объяснить?

- Мы занимались добрыми делами - я сейчас не лукавлю - и не было того, что требовало бы антикризисного менеджмента. Было много информации, которая не соответствовала действительности, и ты просто не знал, как реагировать. Стоять оправдываться и говорить, что это не так – глупо. Если брать историю с сумкой, Марина Порошенко на следующий день была с визитом во Львове и прокомментировала. Никто не прятался. Да, она сказала, что это был подарок (супруга на годовщину свадьбы, - Авт.), сказала правду.

Была информация по поводу обуви Марины Порошенко. У нее были брендовые балетки, кто-то их сфотографировал и выложил со скриншотом "100 000". Но оказалось, что 100 000 рублей, а не гривен. Первые годы было неприятно, а после, когда тебя "окунули" во все, нарастает кожа. Я занималась мониторингом медиа и часто сливные истории начинались с сайтов "ДНР".

Чем для меня отличается семья Порошенко от Зеленских? Когда возникает бурная информация, у них не менялись комментарии. А как было в ситуации с Оманом: сначала одна история, потом вторая. И возникает вопрос: а где правда? Всегда, когда не знаешь, что делать, нужно говорить правду.

Экс-пресс-секретарь Марины Порошенко: Между первыми леди в Украине больше преемственности, чем между президентами

"Было много информации, которая не соответствовала действительности, и ты просто не знал, как реагировать". Фото: личный архив

- Опишите механизм, по которому команда реагировала на самые обсуждаемые в СМИ темы, касающиеся президента и первой леди. Та же дорогая крокодиловая сумка или культурный фонд.

- Чтобы не раздавать сотни комментариев всем, кто в этот день обращался (насчет стоимости сумки, - Авт.), я говорила, что завтра у вас будет возможность получить комментарий от первого лица. У нас не было публичных мероприятий, после которых Марина Порошенко не подходила бы в прессе. К ней практически и не было острых вопросов. Часто могло быть, что ответ не важен, а нужно задать вопрос.

Давайте я раз и навсегда поставлю точку с культурным фондом. Была история, что она не может занимать эту должность, потому что у нее нет соответствующего образования. Но оно есть, диплом она получила в 2007 году, об этом никто не знал. Мы показали диплом, вышли на пресс-конференцию. Утихло. Потом началась история - не знаю откуда медиа это берут - что на фонд выделялись сумасшедшие деньги. Это государственная организация, которая раздает гранты деятелям культуры со всей страны. Сначала они подают документы, затем их оценивают независимые эксперты. Самые рейтинговые получают финансирование. На это невозможно влиять.

Она была главой наблюдательного совета – должность, которая не оплачивается. Роль Марины Порошенко - чтобы эта история заработала по европейским правилам, чтобы не как раньше, кому хочу, тому и даю. Некорректно было говорить, что это был фонд Марины Порошенко. Он существует и сейчас, бюджет выделяется (Марина Порошенко покинула пост главы Наблюдательного совета Украинского Культурного Фонда в декабре 2019 года, заявив: "Претензия ко мне одна - моя фамилия". Елена Зеленская в январе 2020-го вошла в Совет по вопросам развития музейного комплекса "Мистецький арсенал", - Авт.).

- Пиарщиков учат, как обернуть скандал в пользу политика. Как было у вас? Сначала вы думали, как выгодно выйти из положения, или ждали предложений от Марины Анатольевны?

- Мы виделись ежедневно и все (решалось, - Авт.) как-то в разговоре. Антикризисные штуки работают, когда тебе нужно придумать, как себя вести. У нас не было необходимости придумывать линию поведения. Кто хочет верить, тому достаточно, чтобы к нему вышли и сказали – дела обстоят так.

Зачем пиарщику свое СМИ, об отношениях пресс-секретарей с журналистами и новой атмосфере на Банковой

- Хочется и о вас немного поговорить. Из пиара и политики вы ушли в журналистику, хотя сейчас все делают наоборот.

- Иметь свое медиа у меня была мечта, а стать политиком – нет. Может, из-за того, что я много видела в политике, меня туда и не тянет. Даже когда ты делаешь добрые дела, всегда найдутся те, кому что-то не так: не тем помогли, не в том размере. Для меня важно заниматься делом, которое приносит пользу, а не бег по кругу. Пойти в политику, потому что это модно и круто – не было таких амбиций. В нынешних политических реалиях я не вижу, что могла бы сделать что-то полезное.

- Как правило, люди идут из журналистики в политику, чтобы самим создавать повестку, а не писать о ней.

- В нашей стране парламентско-президентская республика, но пока на словах. Пока парламент номинально выполняет свою функцию. Поэтому сказать, что один депутат может поменять или диктовать повестку дня, к сожалению, нельзя. Бытует мнение, что из политики в журналистику не возвращаются. Может, мне и хотелось показать, что бывает иначе. В политику еще можно будет успеть прийти. Пока я была тенью политика, и с этого этапа было проще вернуться в медиа.

- Сейчас, когда вы на стороне СМИ, как оцениваете свою работу с журналистами? Хочется что-то поменять?

- Я всегда была открыта для журналистов. Мой телефон был со мной всегда. Я отвечала, может, не сию секунду, потому что могла быть на мероприятии. У нас с Мариной Порошенко была слаженная позиция: мы не отказывали в интервью, иногда (не получалось) из-за плотного графика. Так как я сама журналист, я понимала суть работы. На каждом мероприятии Марина Порошенко делала пресс-подходы - я понимала, что телевизионщикам недостаточно речи со сцены. Более того, она стояла и ждала, когда все будут готовы, настроят свет или камеру, могла пошутить: не торопитесь.

Марина Порошенко была первой первой леди, которая проводила с журналистами "офф рекордсы", пресс-ланчи без камер. Где-то был топ-менеджмент медиа, где-то журналисты. Могли сидеть, пить чай-кофе и разговаривать о жизненных вопросах. Марина Порошенко не стеснялась спрашивать совета. Я никогда не слышала нареканий со стороны журналистов, что к первой леди нельзя подойти. Вещи, за которые стыдно? Такого нет.

- Какую пользы вы видели во встречах со СМИ не под запись?

- Это одна из форм общения публичных людей, это не мы придумали. Это была моя идея, никогда первые леди такого не проводили. Такие вещи существуют в европейских странах, в Америке, хотелось внедрить идею в Украине. Цель – быть ближе к журналистам, это срез общества в том числе, чтобы не отрываться от реальности. Марина Анатольевна откликнулась на эту идею, для нее было важно услышать "глас народа", что делает так/не так. Говорили не только о ней, но и о президенте. Как правило, сейчас "офф рекордсы" проводят некоторые министры или топ-менеджмент Офиса президента, рассказывают, что якобы на самом деле происходит. Для нас это было больше для того, чтобы "подпитаться".

- По каком принципу вы выбирали СМИ для таких встреч?

- У нас было порядка 20 человек. Если говорить о топ-менеджменте – это был срез СМИ: с широкой аудиторией, телеканалы, рейтинговые медиа, онлайн и печатные, и я обязательно приглашала радио. Если говорить о журналистах - я их аккредитовывала и это были плюс-минус одни люди. Когда ты в этом варишься, понимаешь, кто этой тематикой интересуется.

- Журналист по итогам такой встречи ничего не напишет. Можно ли говорить, что "офф рекордсы" были более полезны вам?

- Ну, вы как журналист понимаете, что при таких историях вы тоже можете задавать любые вопросы. Все взрослые и ответственные люди, которые понимают, что такое "офф рекордсы". Если бы что-то потом и выходило, человек должен понимать, что второй раз его уже не позовут. Не могу сказать, что это было выгодно только нам. Это точно не игра в одни ворота. Люди должны уметь слышать друг друга. Поверьте, мы не всегда слушали что-то мегапозитивное. И нужно уметь это принимать и анализировать.

В 2018-м году, к четвертому году каденции, Марина Порошенко дала большую пресс-конференцию в отеле "Украина". Мы приглашали как центральные, так и региональные телеканалы, было порядка 70 СМИ. Она понимала, что с людьми нужно общаться.

- Есть методы СМИ, с которыми вы столкнулись и не можете их принять?

- Могу сказать, что если есть заказ показать человека в негативном свете, то это можно сделать. Украинская журналистика далека от стандартов, не вся, конечно. Естественно, особенно в начале, мы готовились к подходу к прессе, что могут спросить. И мои "подковыристые" вопросы были гораздо острее, чем у журналистов, с которыми мы потом встречались. Кроме того, было много тривиальных вопросов. Ездишь из региона в регион, и один и тот же вопрос, причем самый банальный. Я точно знала, что будет вопрос: "А какие ваши впечатления от того, что вы сейчас увидели?". Первый месяц, полгода, еще как-то… потом уже неинтересно. Доходило до того, что на третьем году задавали вопрос: "А что изменилось в вашей жизни, когда вы стали первой леди?" Или присылали список тем, о чем хотят поговорить в интервью. А я думаю: человек, наверное, совсем не готовился. То есть вопросы, на которые уже миллион раз отвечали. В большинстве случаев люди не хотят напрягаться. Мне хотелось бы, чтобы украинская журналистика не то чтобы стала зубастой, но была более качественной.

- В начале мая на вашем сайте вышло интервью с заместителем главы Офиса президента Игорем Жовквой. Вы снова оказались в здании на Банковой, какие изменения отметили?

- Немного все поменялось, как минимум - таблички с именами и фамилиями. От меня не услышите, что появились столики для тенниса, на этажах играет музыка. Сказать, что эти стены вызывали у меня особый восторг – нет. Скучаю? Вряд ли. Мне нравится то, чем я занимаюсь. В моем нынешнем офисе есть свобода. Администрация или Офис президента – это режимный объект, туда нельзя просто так прийти-зайти, проводить встречи, эти пропуски… Такой казарменный тип общения все равно психически на тебя давит.

- Вы говорили о насыщенном графике первой леди. Но сами во время работы с ней успели закончить аспирантуру КНУ и получить диплом Академии государственного управления при президенте. Как все успевать?

- С Мариной Порошенко я начала работать 31 августа 2015 года. А аспирантуру я закончила в октябре. На момент начала сотрудничества моя диссертация была написана полностью. Поэтому только на день защиты я брала отпуск за свой счет.

В Академии госуправления была заочная форма, длительность обучения - полтора года, и я ее закончила в декабре 2019-го. В этом сумасшедшем графике у меня было две сессии по две недели. Я понимала, что я пресс-секретарь первой леди и под прицелом, не могла подвести ни ее, ни себя. Да, это были бессонные ночи. Перед экзаменами могла всего час поспать. Шла на экзамен следующий день после возвращения из командировки, было и такое. Было нелегко.

- Зачем вам была нужна Академия госуправления, если пока вы не хотите идти в политику?

- Сейчас я кандидат наук, и есть еще у меня мечта стать доктором наук. На тот момент я работала в госуправлении, а в Академии есть кафедра цифровых технологий и информационной политики. Это то, в чем я как рыба в воде. И в этом направлении хотелось продолжить диссертацию.

- На какую тему?

- По контрпропаганде. Она только в процессе.

- Вы создали свое медиа. Какой основной источник финансирования указали в бизнес-плане?

 - Это мои деньги. Пока не такие большие расходы: у нас минимальная редакция, и в начале мы работали по формату агрегаторов, переписывали новости из других медиа и не ходили на события. Сейчас мы можем себе позволить и эксклюзивные материалы: интервью, активно развиваем YouTube-канал. По результатам это выглядит как полноценное медиа. По количеству штата мы очень отличаемся от медиа такого же формата. Но у нас есть четыре языковые версии: украинский, русский, английский и арабский.

Очень долго велись дискуссии по поводу названия. Медиа носит мою фамилию и были как "за", так и "против". В украинской журналистке есть только парочка (подобных примеров, - Авт.): Гордон, Шустер, Скрыпин. И все мужчины - это тоже стало аргументом, должно же быть гендерное равенство. То, что моя фамилия стоит в названии, является и гарантом того, что я не позволю публиковать "интриги, скандалы, расследования".

- Я изучила вашу декларацию за 2019 год, вы ее заполняли после увольнения. Согласно ей, в Администрации президента получали около 26 тысяч гривен в месяц. Правильно?

- Было чуть меньше. Когда я вношу сумму заработка, туда входят и командировочные, они оплачиваются дополнительно от ставки. Плюс я получала доплату как кандидат наук. На самом деле она (зарплата, - Авт.) была меньше, чем 26 тысяч. Это было порядка… Учитывая, что были командировочные, сложно сказать фиксированную сумму. От 20 до 26 тысяч. У меня была проектная история, связанная с Эмиратами, и я продолжаю сотрудничать. Я зарабатываю своим интеллектуальным трудом: все, что связано с журналистикой и написанием пиар-стратегий, то, что я умею делать.

- В декларации вы также указали приобретенный в 2019 году автомобиль Range Rover Evoque Pure. Это тоже проектная история и обольщаться желающим работать на Банковой не стоит?

- Абсолютно. Вы же понимаете, что в Администрации президента невозможно зарабатывать сстолько. Если вы заметили, дата регистрации - после того, как я ушла.

Экс-пресс-секретарь Марины Порошенко: Между первыми леди в Украине больше преемственности, чем между президентами
"Я была тенью политика и мне проще вернуться в медиа". Фото: Григорий Константинов

ВОПРОС РЕБРОМ

Зеленский предложил законодательно закрепить обязанности первой леди. Как вы считаете, это актуально?

Модные советы для новой первой леди: Елене Зеленской нужно быть смелее, чем Марина Порошенко

По просьбе "КП" в Украине" дизайнер и политтехнолог сравнили стили жен действующего президента и избранного на этот пост шоумена.

Эксперты - об образах Елены Зеленской в Брюсселе: В мире ее наряды могут воспринять как вызов

Рассматриваем первую леди во время ее первого зарубежного визита.

Rambler's Top100
Карта