ru   en   Туристический блог  
Подать заявку в свободной форме
Добро пожаловать, Гость   |   Войти  
 
   

Pianoбой Дмитрий Шуров - о "Слуге народа", Зеленском, сыне и зарплатах в 200 долларов

Опубликовано: 10.03.2020

Как говорит сам Дмитрий Шуров, концерт будет историческим. Во-первых, группа отмечает 10-летие. Во-вторых, музыканты выйдут на сцену в сопровождении симфонического оркестра. Мы поговорили с Шуровым об украинском шоу-бизнесе, отношениях с 16-летним сыном, президенте Владимире Зеленском и песне "Слуга народа", которую он больше не исполняет. 

"Вижу в сыне свои недостатки"

- Женский день будете отмечать где-то, кроме сцены? 

- Мы вообще не особо праздники отмечаем. В семье, в которой есть любовь, 8 марта и 14 февраля - обыкновенные дни. Но мне нравится цифра 8 - это бесконечность. Учитывая, что моя любовь к женщинам этой планеты бесконечна, думаю, что концерт станет прекрасной возможностью еще раз об этом сказать. 

- А подарки с женой Олей дарите друг другу?

- Мы раньше дарили и, как правило, не угадывали ни фига (смеется). Сейчас для нас огромный подарок поехать куда-то вдвоем или втроем. Сыну 16, и скоро он будет говорить, мол, поехать куда-то с родителями, да ладно, это зашквар, это тупо. Поэтому, пока он еще с нами ездит, хоть и с кислой миной, мы огромное удовольствие от этого получаем.

- Сложно сейчас общаться с сыном?

- Мы всегда старались с ним быть на равных. Начиная с 16 лет сын стал возвращать мне все кармические штуки. Раньше я видел в нем только хорошие свои черты. А сейчас узнаю очень много своих багов. И мы пытаемся как-то вместе, на равных, их преодолеть, каждый сам для себя.

- Такой взгляд на себя со стороны получается…

- Да. Для того чтобы мои баги перестали на него так влиять, я должен их сначала поправить у себя. Моя главная проблема - неумение доносить миру в четкой и понятной форме свой месседж. Я не люблю камер. Мой сын, потрясающе одаренный человек, тоже совершенно не тяготеет к тому, чтобы снимать что-то, выкладывать, привлекать аудиторию. Для нас обоих содержание важнее формы, и мы оба не умеем красиво упаковать конфету.

- Лев с подружками знакомит?

- Он нас не знакомит, мы через соцсети все узнаем и от других родителей (смеется). Он сейчас снимается в украинском артхаусном кино Кати Горностай “Стоп Земля”, у них там целая тусовка, куча новых знакомых, плюс он ездит в лагеря, знакомится с людьми. Я очень рад, что он хотя бы более общителен, чем я :)

- Вы заходите на страничку сына и смотрите, о чем он пишет?

- Да, он нам мало что рассказывает.

- Есть родители, которые пароль узнают, заходят, проверяют переписки.

- Да мы все знаем друг друга пароли, у нас нет с этим проблем. Он уже достаточно взрослый, чтобы чистить историю в компьютере. Какой смысл? Мне кажется без доверия это все вообще не имеет смысла.

- Даете советы сыну, как вести себя с девочками?

- Мне кажется, это он мне дает советы в последнее время (смеется). У нас есть с ним оговоренные рамки, которые касаются здоровья и его безопасности. Остальное - на его усмотрение. 

- Про секс разговариваете?

- Да. Он стесняется, конечно. Есть какая-то грань, которую мы оба неплохо чувствуем, и особых проблем в этом нет. Мы садимся играть в покер, можем поговорить о сексе и о чем угодно (улыбается). Или вместе можем посмотреть Дудя про СПИД и обсудить эту тему по касательной.

Pianoбой Дмитрий Шуров - о "Слуге народа", Зеленском, сыне и зарплатах в 200 долларов
Шуров переживает, что сыну сложно открываться людям. Фото: личный архив

"Тарелки с женой не бьем. Они железные"

- Когда отношения с Олей дают сбой, что делаете? Летите вдвоем на Мальдивы или идете к психологу?

- Мальдивы не работают. У нас наоборот. Не одна поездка слетела именно по причине какого-то кризиса. Мы не можем в таком состоянии ехать отдыхать. Пока эту историю не разъясним, не сможем двигаться дальше. Разговариваем очень много, пока не проговорим, не выговорим ситуацию. Других методов у меня нет. 

- А на время разъехаться, пожить в разных местах?

- Это не работает. На третий день для меня, не знаю, как для Оли, многие вещи уже начинают терять смысл, когда ее нет рядом. Мы глубоко проросли друг в друга. Я понимаю, что это редкость в современном мире. Нам нравится через призму другого человека этот мир созерцать, в нем участвовать. Ради этого мы и преодолеваем кризисы. Разговариваем. Кричим иногда.

- Посуду бьете?

- Да нет, не бьем. Когда-то мы купили в Индии железные тарелки, они, собака, небьющиеся!

- Ваша цитата десятилетней давности. "Если меня, упаси Господи, называют Димуля – могу убить". До сих пор так?

- Я не фанат уменьшительно-ласкательных имен в своей адрес. Но, наверное, потихоньку, смирился с этим. Уже, наверное, не убить, а немного подушу человека (смеется).

- А как вас называет жена?

- У нас есть с ней кодовые слова. Это личное. Но именами мы друг друга не называем и в телефонной книге именами не записаны тоже. 

"Не могу гарантировать, что не уеду из Украины"

- За четыре года действия украино­язычных квот на радио и ТВ вы, как музыкант, заметили положительные изменения?

- "Положительно" у всех разное. Для меня положительное влияние на украинский шоу-бизнес - это когда в каждой из возможных музыкальных ниш будет много групп, конкуренция, и у этой ниши будет большая платежеспособная аудитория. Ничего из этого не случилось. 

Я никогда не считал, что квоты в этом помогут. Общий уровень жизни оставляет желать лучшего. Поэтому все размышления о развитии шоу-бизнеса - это лирика, пока у людей элементарно не хватает денег на регулярные походы на концерты. Но какой-то части украинской музыки определенно квоты помогли стать услышанной. Я отчасти в их числе.

- В интервью российскому изданию "Сноб" в 2008 году вы сказали: "Мне будет жаль ту часть людей, которые останутся в Украине. Уверен - никакой нормальный человек в этой ситуации долго не протянет - посваливают все. Мне будет обидно, если страна превратится в то, куда ее толкают - в стадо людей, которых устраивает зарабатывать 200 долларов. Предел мечтаний которых - водка вечером перед телевизором". Во что превратилась страна спустя десять лет после этих слов?

- Видите, уже тогда я все понимал. Все случилось, как и сказал. Огромное количество людей, которые в состоянии генерировать какие-то идеи, уехали. Я не говорю, что все, но многие. Люди стали гораздо более включены во все, что происходит в стране, какое-то самосознание как нации появилось, но на фундаментальном уровне не очень многое поменялось. 

- Почему остались вы?

- Хороший вопрос. Мне нравится зарплата в 200 долларов. Шучу, конечно. Плохая шутка. Наверное, потому что мне интересны места, где есть что создавать. Я достаточно много путешествую, чтобы насыщаться какой-то энергией благополучных людей, сытой Европы или Америки, древней культурой. Мне этого хватает в других местах. Я понимаю, что в Украине многие вещи просто не существуют, они не построены ни в культуре, ни в музыке. И мне интересно быть частью этого - создавать что-то важное там, где его пока нет. Думаю, пока буду чувствовать, что могу принести какую-то пользу, я буду здесь. Но не могу гарантировать, что так будет всегда.

- Вы часто говорите, что вас не интересуют материальные вещи. Наверное, с этим тоже связано, что не уезжаете? Потому что на дом в Майями и двухэтажную яхту в Украине не заработаешь.

- Музыка вообще крайне странное и очень нестабильное дело, поэтому странно рассчитывать на какие-то сверхприбыли. Если ты можешь за счет своей музыки жить, она окупается - это уже супербонус. Не многие музыканты, в принципе, испытали это в этой жизни. 99% музыкантов работают на работах.

- Это в нашей стране или вообще?

- Везде так. Но у нас особенно: в нашей стране главная проблема в том, что нет авторских отчислений. В Америке, сделав один хит, ты всю жизнь голодать не будешь. В Украине тебе нужно давать 3 хита в год и непрерывно ездить по стране, потому что ты не получаешь post royalty. Они собираются, оседают где-то в карманах других людей, бандитов и посредников, псевдопродюсеров, менеджеров, которые на самом деле просто воруют эти деньги у авторов. Пока это не наладится, по сути развития рынка не будет.

Pianoбой Дмитрий Шуров - о "Слуге народа", Зеленском, сыне и зарплатах в 200 долларов
Жена Шурова Ольга по совместительству работает его пиар-директором. Фото: личный архив

"Политика - не моя история"

- Ваш саундтрек к сериалу "Слуга народа" стал политическим гимном. Зеленский предупреждал, что будет баллотироваться?

- Нет. Я писал его в 2015 году как саундтрек к сериалу. У нас тогда даже мысли не закралось, что сюжет сериала может стать реальностью. Мы посреди тура узнали, что была зарегистрирована партия "Слуга народа", поэтому песню из плейлиста сразу убрали. Это стало уже совершенно другой историей, приобрело иной смысл, а Pianoбой всегда избегал ассоциаций с какой-то конкретной властью. 

С Владимиром Зеленским ДО мы делали много крутых проектов, я очень уважаю его как профессионала и чисто по-человечески у меня не было ни одного шанса усомниться в его порядочности, но как политика я его совершенно не знаю, это новая история. Всем моим хорошим знакомым и коллегам, половине моей фб-ленты, которые стали депутатами и сидят в Верховной Раде в различных партиях, я, конечно, желаю удачи на новом поприще и в новой системе, но все-таки они для меня остаются людьми творчества. Как с политиками, я с ними не общаюсь.

- А вам обидно, что вас, по сути, невольно втянули в предвыборный процесс?

- Нет, не обидно, я сделал классный саундтрек! Но теперь я иногда думаю о том, что слишком часто что-то, что я пишу, потом сбывается в жизни - так уже было раньше с песней "Родина". Мне звонили, когда создавалась партия "Слуга народа", спрашивали - могу ли я переделать песню в гимн, сделать какую-то новую версию, но пришлось отказаться, потому что, как уже говорил, политика - не моя история.

- А звонили на уровне менеджеров или кто-то из нынешних политиков?

- Не политики, менеджеры, которые занимаются креативом.

- Вы сразу отказались или взяли время на раздумья?

- Да, мы советовались. Для нас это новая ситуация. Понимаете, одно дело, когда тебе вообще незнакомая какая-то партия, с которой ты никогда не имел ничего общего, предлагает за деньги поехать. Ты четко понимаешь: не знал, знать не хочу и ехать не буду. А другое дело, когда ты знаешь всех этих людей по прошлой жизни с самой лучшей стороны, доверяешь им и искренне хочешь помочь. Это новая ситуация и моральная дилемма для меня, когда столько хорошо известных тебе людей берут на себя политическую ответственность. Но мы обсудили и поняли, что не готовы избавляться от нашей нынешней свободы. Нам свобода дороже положения в обществе.

- Какие аргументы использовали?

- Аргумент был очень простой - мы свою жизнь сейчас контролируем, насколько можем. Живем скромно, но так, как хотим и чувствуем. Я абсолютно уверен, что в политике это невозможно. Ты все равно будешь вынужден играть по чьим-то правилам. А я люблю играть только по своим правилам. Это для нас достаточный аргумент - что нам придется делать что-то, что мы не хотим.

Да и я никогда не был связан с преды­дущей властью, с предпредыдущей, почему я должен быть связан с нынешней? Я не человек системы. Не умею пользоваться связями на свою корысть. Не получал никогда ни копейки денег, преференций, премий или иных выгод от власти. Всегда был в стороне от этого, и измениться у меня не получится. 

- Конкретно в партию "Слуга народа" вас звали?

- Нет. И я очень благодарен им за то, что мне не пришлось неудобно отказывать. 

- А жена?

- Не обсуждали даже эту тему с ней.

- Вы сказали, что половина вашей ленты ФБ сидит в Раде. Как считаете, какая у них была мотивация?

- Я не со всеми общался. У меня сложилось впечатление, что кое-кто действительно хочет принести какую-то пользу, хочет участвовать в изменениях. Удается ли, как это все работает – я не знаю, потому что так прям глубоко не слежу за их судьбой. Чтоб делать выводы, нужно разбираться в предмете. А просто давать оценки, не разобравшись - таких спецов и без меня у нас полстраны.

- А вы сейчас видите изменения?

- На мне это не отражается никак, не вижу изменений особых.

Pianoбой Дмитрий Шуров - о "Слуге народа", Зеленском, сыне и зарплатах в 200 долларов
Владимир Зеленский участвовал в концертном номере на песню "Слуга народа", Фото: личный архив

"Президент в Украине - немного самоубийца"

- В ноябре 2018 года мы встречались в вашей студии, и тогда я спрашивала, за кого будете голосовать, если Зеленский и Вакарчук решат баллотироваться. Вы ответили: "Уважаю обоих, но мне жаль будет потерять чумового шоумена и гениального сонграйтера". Зеленский и Вакарчук после окончания каденции смогут вернуться в профессию?

- Мне вообще сложно понять, как они сочетают это все. Это какие-то невероятные, многозадачные люди. Люди большого количества талантов, если они могут сочетать настолько несочетаемые вещи. Мне сложно представить себя на их месте, поэтому и прокомментировать сложно. Я знаю одно – грубо говоря, у каждого человека, который одарен каким-то умением, есть периоды большой активности, удачи, вдохновения, и мне не кажется, что они  не связаны с политикой, его какими-то семейными передрягами, они просто есть или их нет. Я думаю, что ничто не мешает этим двоим потом к вернуться к творчеству, если они этого захотят. 

- Вы продолжите сотрудничать с Зеленским как с человеком творческим?

- После того, как он сложит с себя президентские полномочия? Конечно. Он для меня как автор, сценарист, шоумен, руководитель ни в чем не изменился. Я же его знаю и уважаю, как творческую величину.

- После президентства на него обрушится волна негатива. Собственно, она уже есть. В ФБ гуляет такая шутка: "Кого бы не избрали президентом, для людей он вскоре становится Януковичем".

- Я ориентируюсь на личный опыт в моей работе с человеком. Мнение хейтеров мне глубоко фиолетово. Я знаю, как в нашей стране в принципе любят все вместе наброситься на кого-то и по причине, и без причины. И в мой адрес это тоже происходило, потому я не хочу участвовать ни в каких травлях.

Ну а на тему того, что каждый президент для людей становится Януковичем, чтобы этого не происходило, людям нужно принять перемены. Люди должны понимать: для того, чтобы здесь что-то поменялось, должны случиться резкие шаги. А их, как мне кажется, никто нам сделать не даст в силу нашего географического положения. Взять и переделать страну вот так с ног на голову – крайне сложно. А это необходимо для того, чтобы жизнь поменялась. И, наверное, я это имел ввиду, когда говорил в 2008-м, что отсюда люди будут сваливать. Потому что ты понимаешь, что исторически крайне сложно поменять ситуацию здесь. На нас влияют более сильные игроки, всегда влияли и влиять будут, к сожалению, в ближайшее время. Поэтому любой президент, который оказывается на этом месте, немножко самоубийца, особенно если он хочет искренне что-то изменить. Я Вову знаю, как человека, который действует из искренних побуждений и мне сложно представить, чтобы он ввязался в это из-под палки, грубо говоря. Поэтому да, он смелый человек. Я бы так не смог.

"Сейчас каждый - такая Верка Сердючка"

- В какой соцсети больше всего хейта?

- Самая хейтерская сеть - это Фейсбук. Люди сидят на работе, им скучно, они постоянно сливают туда свой негатив по вопросам, в которых совершенно не разбираются. В случае с Ютубом, меня всегда интересует, откуда эти комментарии вообще берутся? Я за жизнь ни одного комментария не написал под чужим творчеством. Только ответил пару раз на какие-то особо одаренные замечания под своими песнями.

- Например? 

- Под песней "Сьогодні - це ми" кто-то написал: "Пісня позитивна, але захотілось повіситись" (смеется). Я понимаю, что человек на самом деле через иронию выражает очень классную мысль, заложенную в музыке. Ты ощущаешь полноту эмоции, только когда ты допускаешь и плюс, и минус, и позитив, и негатив в отношениях с людьми, в отношении к происходящему. Человек слушает музыку и не понимает - плакать от счастья или повеситься. Это означает, что он глубоко ее переживает, и это круто. Мы все хотим великолепного президента, но мы не даем даже шанса ему на какую-то ошибку, мы предельно нетерпимы к другим, при том что сами ничего делать не хотим или боимся. 

- Комменты в Ютубе - это отдельный жанр. Я тоже не пишу, но всегда читаю. Это для меня как сериал.

- Вы заметили, что умерли полностью анекдоты из-за этого? Вообще весь жанр анекдотов, каких-то смешных историй, мемов. Потому что, по сути, люди уже стали все такими Верками Сердючками, сами генерят шутки. Так им легче избавляться от негатива в своей жизни. 

Под моими самыми любимыми фильмами обычно первый коммент "ни о чем" или еще похлеще. Такое впечатление, что человечество родило новую отдельную расу писателей негативных комментов, они скоро захватят планету (улыбается).

- В Ютубе вы запустили нестандартное промо к концерту в виде шоу #Pianoбоййдевнарод. Понравилось с народом общаться?

- У нас в целом люди доброжелательные, мы офигительная нация, очень открытая, дружелюбная и легкая на подъем - но не сразу, а после серьезной раскачки.

- И оптимистическая. 

- Оптимистическая просто до ужаса, уже вплоть до нездорового уровня какого-то. Просто оптимизм украинцев надо экспортировать, это должен быть наш главный экспорт. Вообще из всего, что у нас есть. Если бы можно было положить наш оптимизм в банки и отправлять во все страны мира, черт, мы просто бы подняли экономику без всяких траншей, очень быстро (смеется).

- Многие ваши коллеги снимают блоги. Вы не хотите?

- Я снимал когда-то видео-влог, он назывался PIANOGON на гастролях. Это возможность немножко более активно задействовать мозги в своей работе, потому что на гастролях дико тупеешь. Но наши влоги не смотрят нифига, я, наверное, не интересный для влогов персонаж - не смешной. Украинские влоги не смотрю. Смотрел только реалити-шоу Оззи Осборна, но там такая степень открытости, которой пока мне кажется ни у кого из украинских артистов нет.

- Согласна, у наших артистов влоги скучные.

- У нас влоги скучные, не потому что артисты скучные. Просто все очень боятся общественного мнения. Наше общество сжигает ведьм, потому что люди живут плохо, им нужно постоянно сливать куда-то негатив. Я знаю немалое количество охрененно остроумных людей из около шоубизнесового круга, которые Урганта бы заткнули за пояс, но все они боятся высовываться.

- То есть, артисты боятся откровенничать из-за этого народного хейта?

- Хороший вопрос, он требует комплексного ответа, наверное, в интервью не влезем (улыбается). В стране, мягко говоря, неспокойная обстановка во всех смыслах. Много зависти, ненависти. В моем случае, я почувствовал, что люди не хотят видеть более сложную сторону, переживания, не хотят, чтобы их грузили. Они хотят видеть позитивного, улыбающегося артиста, который с простотой реагирует на все и всем сопереживает. Но для этого я должен стать хорошим актером и скрывать другую свою сторону. А я, увы, актер плохой. Кстати, подозреваю, именно поэтому мне и не место в политике.

КСТАТИ

Самый часто задаваемый вопрос от журналистов

- Откуда берется вдохновение. Это прям боль моя в последнее время (смеется). На этот вопрос нет ответа. Сначала я придумывал на него смешные ответы, но они у меня уже давно закончились.

С ПРАЗДНИКОМ!

Поздравления женщинам с 8 марта от Pianoбой

- Я желаю им настоящей, безусловной любви. Желаю добиваться того, чего они хотят, быть собой. Получать в ответ такое же количество любви, заботы и поддержки и веры от мужчин, какое они вкладывают в нас. Потому что мне кажется, что они вкладывают намного больше. И я уверен, что тогда все станет на свои места.

Rambler's Top100
Карта